Проект «Улица моей судьбы»: бульвар имени Тараса Ботяновского

/ Новости Волгодонска, Общество / 119 просмотров

Проект «Улица моей судьбы»: бульвар имени Тараса Ботяновского

Архитектурный облик городов во многом определяется личностью творца, приложившего руку к их созданию. Вся жизнь Тараса Григорьевича Ботяновского, ветерана войны и труда, кавалера боевых орденов, члена Союза архитекторов СССР, связана с архитектурой.

Будущий архитектор родился в Киеве 25 марта 1918 года в семье бывшего дворянина. Большой отпечаток на формирование одаренной личности оказала семья.

Мать окончила Киевскую консерваторию по классам фортепьяно и сольного пения и приходилась дальней родственницей знаменитому композитору Петру Чайковскому. Его отец, Григорий Ботяновский, был заместителем начальника управления по связи на железных дорогах, крупным специалистом-транспортником, стоял у истоков этой связи, имел передвижной характер работы. Тарас Григорьевич с родителями объездил всю страну.

В Омске прошли школьные годы Тараса. Мать, страстно любившая музыку, стремилась привить эту любовь своим детям. Но Тарас не подходил к музыкальному инструменту, считая игру дамским делом. Он бредил морем, хотел стать моряком. Хотя значительно позже полюбил классику, эстраду, часами мог слушать духовой оркестр.

Тарас рос боевым, задиристым непоседой и не раз слышал, как его матери говорили: «Удивительно одаренный ребенок, но проказник и хулиган, каких мало».

В 1930 году семья переживет самую настоящую трагедию. Его отец, Григорий Ботяновский, видимо, предчувствуя, что ему вряд ли удастся избежать судьбы дореволюционной интеллигенции, застрелился. В предсмертном письме он объяснил этот трагический поступок семейным разладом и тем самым спас своих детей – они не стали ни детьми «врага народа», ни даже «лишенцами».

После смерти отца семья переехала в Свердловск, к брату матери, где Тарас окончил среднюю школу.

В речной техникум, куда он мечтал поступить, Тарас не прошел по зрению. Осуществиться его мечте помешало врожденное неправильное строение глаз.

Однако в этом уральском городе Тарас столкнулся с настоящей архитектурой, которая заманила озорного мальчишку в свои сети и стала делом всей жизни. Вот один из эпизодов его жизни.

Проливной уральский дождь. Мальчишка стоял у здания на центральной улице Свердловска и не мог оторвать взгляда от подрамника с проектами, установленного за стеклом в нише. Переходил от одной витрины к другой, все смотрел и восторгался тонкими линиями, правильной формой зданий, стройностью колонн, летящих к небу. И опять повторил свой маршрут вдоль фасада, не в силах оторвать взгляда. Не знал он, не предугадывал в ту минуту, что после выставки эти черточки, палочки, рисунки станут для него желанными на всю жизнь, что будут держать в сладостном плену и не отпустят никогда. Еще в школьные годы у него проявилась любовь к рисованию, что очень пригодилось при поступлении в Свердловский архитектурный техникум, который окончил с отличием.

В феврале 1941 года он поступил на архитектурный факультет Киевского художественного института. Слыл въедливым и надоедливым студентом, до каждой мелочи старался докопаться самостоятельно. Если не получалось, шел к преподавателям. Одним из любимых преподавателей был Домбровский, которого считали генералом в архитектуре и который сделал из студента-задиры настоящего специалиста-архитектора. Перед самой войной Тарас Григорьевич перешел на второй курс института. Все в его жизни складывалось нормально, и не знал он тогда, что его подстерегает суровое испытание – война. 22 июня 1941 года фашистские самолеты сбросили на Киев первые тонны смертоносных бомб.

Ботяновский отправился в военкомат, но на фронт его не взяли из-за ограничений по зрению. Вместе с институтом он был эвакуирован в Саратов, но здесь вуз распустили. После этого Тарас перевелся в Московский архитектурный институт, который к этому времени уже эвакуировали в Ташкент. А с третьего курса его все-таки взяли на фронт.

В Саранском военно-пехотном училище курсант Ботяновский пробыл все три месяца. Затем добровольно записался в группу десантников. Для обучения парней отправили в Подмосковье. В школе десантников из Тараса сделали закаленного спортсмена-воина. И начались фронтовые дороги.

Война, возможно, чем-то даже помогла ему в профессиональном становлении. Известно, что он участвовал в освобождении Венгрии, Чехословакии и Австрии и наверняка получил множество визуальных и других впечатлений от европейских городов. Известно, что будучи в Вене молодой человек объездил весь город на велосипеде, впитывая в себя ее архитектурные шедевры. При штурме Вены Тарас Григорьевич был ранен.

В Саратов Ботяновский вернулся в 1945-м, после ранения и демобилизации. А в 1948-м его заметил и пригласил на работу к себе главный архитектор города Дмитрий Карпов.

Ботяновский жил и работал в Саратове всего десяток лет, с 1948-го по 1959-й, но за эти годы придумал и воплотил в жизнь многие из тех зданий, которые принято считать «знаковыми» для города. По его проектам в Саратове было построено 35 зданий. Среди них – цирк, театр оперы и балета имени Н.Г. Чернышевского, НИИ геологии и геофизики, издательство «Слово» и несколько красивых «сталинских» жилых домов.

В пылу борьбы с архитектурными излишествами, которую объявила компартия, творческого и самостоятельно мыслящего Ботяновского, не желавшего мириться с единообразием, выжили из горпроекта, и ему пришлось перебраться в Волгоград, где он проработал до 1966 года. Здесь он тоже шел путем творческих исканий. За десять лет работы им были спроектированы и построены три индивидуальных здания, разработаны проекты застроек микрорайонов города, где ныне живет более 160 тысяч человек.

Один из интереснейших этапов творчества деятельности Тараса Григорьевича – это восемь лет работы в Балаково. Наряду с другими ведущими архитекторами он уже был известен в стране. Его порекомендовали Н.М. Иванцову, в то время заместителю министра энергетики и электрификации СССР, которому в свое время доверили возглавить строительство Балаковской ГЭС. Иванцов послал за Ботяновским свой самолет. Иванцов две недели продержал архитектора у себя, предложил несколько заданий: подумать над оформлением машинного зала строящейся ГЭС, поразмыслить, какими парадными зданиями украсить центральную площадь города. Просмотрел свежие наметки Ботяновского и остался ими доволен. Он сказал Тарасу Григорьевичу: «Подходишь ты мне» и издал приказ о назначении Ботяновского заместителем по архитектуре. Затем Тарас Григорьевич стал главным архитектором города и главным архитектором института.

Наиболее известное его творение в Балаково – мемориальный комплекс погибшим во время Великой Отечественной войны.

В 70-е годы в Волгодонске началось грандиозное строительство завода тяжелого машиностроения, названного впоследствии «Атоммашем», и нового города. Начальнику огромной стройки, что развернулась в Волгодонске, Юрию Даниловичу Чечину порекомендовали Ботяновского, когда он заговорил о необходимости в человеке такого плана.

– Пригласите его в Волгодонск. Он сумеет сотворить чудо.

В зрелые годы сняться с якоря не каждый бы смог. А 63-летний Тарас Григорьевич Ботяновский без колебаний принял приглашение волгодонских строителей. Он приехал в город уже зрелым человеком и известным специалистом. С 1976 года творчество Т.Г. Ботяновского неразрывно связано с Волгодонском, отныне он главный архитектор Волгодонска, который внес большой вклад в формирование облика города.

На Волгодонск пришелся самый большой отрезок его жизни – 28 лет. О городе в ту пору говорили, что это будет один из самых красивых городов юга России, город фонтанов и тенистых парков, искусственного микроклимата, что немаловажно для нашей полупустынной зоны. По его проектам будут построены спорткомплекс «Строитель», арка Победы, гостиница «Волгодонск» и другие известные в городе здания. Например, знаменитое «дворянское гнездо», высотка на Морской и дом МЖК на Строителей, 2. Тарас Григорьевич одновременно проектировал несколько разных объектов (универсам в квартале В-2, застройку юго-западного микрорайона, группу 5-14-этажных домов с заводом по ремонту радиоаппаратуры и трансагентством и другие объекты).

Одна из самых значимых его волгодонских архитектурных работ – реконструкция парка и площади Победы, ландшафтная планировка парка к 40-летию Победы Великой Победы над фашистской Германией. Идея реконструкции парка Победы родилась несколько лет назад. Мало ухоженные заросли деревьев и кустарников, редкие лавочки с линялыми спинками и сиденьями вовсе не красили быт города, где прописался уникальный завод мирного атома. Тараса Григорьевича Ботяновского пригласили в горисполком и попросили дать свои предложения. Архитектор изучил каждый квадратный метр площади, продумал оформление каждого уголка. И вскоре составил проект реконструкции парка, подкрепив его множеством эскизов. Работу выполнил на общественных началах, в дар растущему городу. Проект изучили и одобрили специалисты. Будучи председателем горисполкома А.Е. Тягливый вместе с архитектором просмотрел эскизы, загорелся воплотить предложения Ботяновского в жизнь.

На площади и в парке, по задумке Ботяновского, все должно быть пронизано темой Победы. Тарас Григорьевич спланировал две центральные аллеи по обе стороны Дворца культуры «Октябрь». От колонн у входа в парк встала строгая изгородь. Многие вертикальные пики скреплены по центру орнаментом, напоминающим орденскую ленту. В центре парка – летний кинотеатр и фонтан со скульптурной композицией воинов-победителей. Дальше спортивные сооружения, игровые павильоны, зоны отдыха. В целом получился крупный культурно-спортивный комплекс, так необходимый горожанам.

А спустя некоторое время А.Е. Тягливый, уже в роли первого секретаря горкома партии, вновь пригласил к себе Ботяновского:

– Предлагаю вам, Тарас Григорьевич, возглавить реконструкцию парка Победы по собственным разработкам.

– Согласен, но у меня есть требование. Хочу свое детище видеть воплощенным уже в ближайшее время.

– Обещаю высокие темпы реконструкции, – дал слово секретарь. – Стройка будет народной, в ней примут участие жители города.

– Тогда закрепляю за собой парк пожизненно. Мне ведь уже 64 года. Буду совершенствовать созданное, – сказал Ботяновский и энергично взялся за дело…

Теперь, когда состоялось открытие парка Победы, а это произошло 9 Мая 1985 года, каждому ясно, что Ботяновскому удалось многое. Находкой, гордостью своей он считает оригинальные входы в парк с левой и правой стороны Дворца культуры «Октябрь»: массивные ростральные колонны с мощными пилонами и вертикальными светильниками. На них огромные чугунные чаши, в которых в праздничное утро 40-летия Победы над фашизмом вспыхнуло синее пламя.

На площади Победы появились арка с макетом ордена Победы, трибуна, в самом парке аллеи воинской, трудовой и материнской славы, фонтан, кинотеатр и многое другое. Тогда, в день торжественного открытия парка, Тараса Григорьевича лично поздравил с праздником Победы первый секретарь горкома и вручил ему орден Отечественной войны I степени. Разрешил капитально отдохнуть, чтобы затем со свежими силами приняться за новое дело. Какое – не сказал, но Ботяновский знал: найдется. Дворец культуры «Октябрь», приземистый, расплывчатый, надо превратить в стройное броское здание с высоким залом на верхнем этаже. Реконструкцию его Ботяновский уже продумал.

– Неделю можно? – попросил архитектор, и Александр Егорович улыбнулся:

– Можно бы и месяц…

Но уже на третий день сидел Ботяновский в своем кабинете. Кабинет тесный, и стоит в нем только необходимое: стол в углу для папок и бумаг, столик письменный почти у выхода, вешалка-стойка в углу. Половину всей площади занимает огромная чертежная доска, на которую слева падает свет с улицы. Архитектор склонился к листу ватмана, делает какой-то набросок!

В последние годы трудился над проектами жилых домов улучшенной планировки. Тарас Григорьевич – самый первый в Волгодонске архитектор, который получил личную лицензию, датированную октябрем 1992 года, которая давала ему право на самостоятельную творческую деятельность в области архитектуры и градостроительства на территории Ростовской области. Этот документ подтверждал особого рода сплав мастерства, таланта и бесконечного трудолюбия Ботяновского.

Многие, кто так или иначе сталкивался с Т.Г. Ботяновским, говорят, что он бывал зол, нетерпелив и резок. Да, он был зол, но зол в работе, зол на бюрократов, бездельников и бракоделов, на всех, кто мешал настоящему делу. Да, он был нетерпелив, а разве можно было терпеть волокиту, когда жизнь одна и надо многое успеть сделать?! Он действительно стремился сделать как можно больше для нашего города, ведь девизом его творчества были слова Ф.М. Достоевского о том, что красота спасет мир. И, действительно, именно такие специалисты, как Тарас Григорьевич смогли создать индивидуальное лицо молодого города. За заслуги перед городом Тарасу Ботяновскому было присвоено звание «Почетный гражданин» Волгодонска.

Тарас Григорьевич умер накануне очередного Дня Победы – в ночь на 3 мая 2004 года.

И, наверное, появление в новом квартале В-17 бульвара Тараса Ботяновского говорит о том, что имя этого талантливого человека не исчезнет с карты города, который он стремился сделать красивым.



Оставьте свой комментарий