Проект «Улица моей судьбы»: улица имени Андрея Стеблина

/ Новости Волгодонска, Общество / 104 просмотра

Проект «Улица моей судьбы»: улица имени Андрея Стеблина

Человек-сполох

Андрей Борисович Стеблин родился 1 мая 1975 года. Окончил Волгодонский техникум энергетического машиностроения. Отслужив в армии, поступил в органы внутренних дел, где прослужил около года. Специальное звание – рядовой милиции; милиционер-водитель отдельного взвода конвойной службы УВД г. Волгодонска.

Погиб 2 ноября 1998 года при задержании вооруженного преступника, находясь на службе.

Есть в природе необычайное, очень красивое явление, называется оно сполох, что означает северное сияние, зарница. Кто хотя бы однажды видел, запоминает на всю жизнь. Явление это, как правило, кратковременное, можно сказать, мимолетное. И есть люди, подобные сполохам. К таким, на мой взгляд, и относится Андрей Стеблин.

Его помнят учителя школы № 12. Говорят, что был неординарный мальчишка. Правда, не удалось поговорить с его первой учительницей, она уехала, но, говорят, души в нем не чаяла. Помнит Андрея и моя старшая дочь, он учился классом старше. Да и я сама, порывшись в памяти, вспомнила этого мальчика.

Рассказывая о таких людях, как Андрей, трудно подобрать слова. Вспоминая о нем, начальник УВД тех времен Юрий Заикин сказал, что парень был необычайно энергичным. Умел быстро принимать решения и, несмотря на то, что совсем мало отслужил в милиции, как нельзя точно пришелся ко двору в милицейской семье. Он был милиционером-водителем, но не отсиживался в автомобиле, пока оперативники делали свою работу, а приходил им на выручку, мог сам задержать преступника.

Анатолий Прасолов, сослуживец и коллега Андрея Стеблина, а они вместе пришли в органы внутренних дел водителями, помнит до мелочей последний день жизни друга.

– Уже вечером на пульт поступило сообщение, что на Октябрьском шоссе подрез. Мы выехали с начальником УВД на место, оперативники были уже там. Раненого забрала «скорая», а остальные разделились на две группы. Мы пошли к входной двери в квартиру, где, по словам очевидцев, скрылся преступник, а остальные – к окну с другой стороны дома, которое было открыто. Ребята подсадили Андрея, и он влез в квартиру. Было темно, но он обошел ее, и, когда уже протянул руку товарищам, чтобы вылезти обратно, получил нож в спину. Преступника скрутили. Им оказался рецидивист, недавно освободившийся из заключения. И только тогда Андрей сказал, что тот его зацепил. Позвонили в больницу и повезли его. Нас уже ждали – у входной двери стояла каталка. Взяв Андрея на руки, я понес его. Но когда опускал на каталку, он был уже мертв.

Таких как Андрей Стеблин еще надо поискать. Честный, порядочный, отзывчивый. Он такое прошел в Чечне на войне, а здесь, в мирной жизни, получил нож в спину…

Как-то с одним из милицейских чинов мы разговорились о профессиях, которые сопряжены с постоянным риском и к которым, собственно, и относится профессия милиционера (или полицейского, как сейчас). «Надо научиться не бояться смерти?» – спросила у него. «Не бояться смерти невозможно, – был его ответ. – Все мы люди, и милиционеры тоже. В нашей профессии надо научиться побеждать страх перед смертью».

Наталью Сергеевну Стеблину, маму Андрея, я застала дома. Она просматривала старые письма. Ей хотелось найти письма Андрея из Чечни. Сетовала, что после ремонта никак не разберется, что и где лежит. Подала мне благодарность от школы ей и мужу. Им выражают благодарность за хорошее воспитание сына. Показала фотографии, где Андрей в известном пионерском лагере «Орленок». Путевку именно сюда сын получил за хорошую учебу и общественную работу.

А вот он со своей футбольной командой. Парень уважал спорт и не бросал его до самых последних дней. Вообще, первенец Наталью Сергеевну радовал, но при этом был с характером. Андрей у нее от первого мужа, но однажды пришел домой и заявил, что тоже хочет носить фамилию Стеблин, как братья, как мама с мужем.

– Когда Андрей учился в техникуме, – вспоминает Наталья Сергеевна, – однажды попросил меня: «Мам, скажи классной, что я не хочу быть старостой группы. Надоело мне примирять эти группировки». Знаете, тогда мальчишки делились на кланы – одни из Красного Яра, другие из нового города – и враждовали между собой. Я обратилась, классный руководитель мне сказала, что заменить Андрея некем, ребята только его слушаются.

Когда его призвали в армию, все уже знали, что будет война в Чечне. Из техникума тогда забрали сразу сто человек. Им даже дипломы выдали на полгода раньше. Мы четыре раза ездили к нему в часть, просили, чтобы он не писал заявление, что едет в Чечню добровольно.

А Андрей Стеблин написал. Вот тогда и жили только письмами и надеждами.

Фотографий Андрея, где он взрослый, возмужавший, мало. Разве что свадебные и с праздничных семейных застолий. Других мы не нашли. Не успел парень нажить их. Да когда ему было фотографироваться, он и жить-то еще не жил. Но, тем не менее, у нас было о чем поговорить, что вспомнить.

– Наталья Сергеевна, я слышала, что вы были против того, чтобы именем вашего сына назвали в Волгодонске улицу?

– Было такое. Я боялась, что скажут люди.

Но, на мой взгляд, скорее, не этого она боялась, а была обижена тем, что согласия спросили не у нее с мужем, а только у вдовы и дочери. Зря не спросили. Как бы там ни было, только в сердце матери сын остается навсегда. До самых последних дней.

Не смогла я познакомиться с Борисом Ивановичем Стеблиным, ставшим настоящим отцом Андрею, не увидела братьев, а их у Андрея трое: Сергей, Леша и Саша. Они все больше в командировках, но надеюсь, что станет улица Андрея Стеблина для них и их детей гордостью, как и для всех волгодонцев, ведь это действительно улица нашей общей судьбы.

…Есть в природе удивительное явление – сполохи, зарница, скоротечное и необычайно красивое. Есть и люди, судьбы которых как сполохи…Проект «Улица моей судьбы»: улица имени Андрея Стеблина



Оставьте свой комментарий