Проект «Улицы моей судьбы»: переулок имени Александра Тягливого

/ Новости Волгодонска, Общество / 141 просмотр

Проект «Улицы моей судьбы»: переулок имени Александра Тягливого

Родился 11 августа 1939 года в хуторе Писарском Матвеево-Курганского района Ростовской области в крестьянской семье. После окончания школы работал столяром. Проходил срочную службу на Дальнем Востоке. После демобилизации трудился в Таганроге, последовательно прошел ступени профессионального роста в строительной отрасли Таганрога – от столяра до начальника управления. Окончил Ростовский инженерно-строительный институт по специальности «инженер-строитель» и Ростовскую межобластную высшую партийную школу.

Назначен председателем Орджоникидзевского исполкома Таганрога.

В 1976 году назначен председателем парткома треста «Волгодонскэнергострой». В 1979 становится председателем горисполкома, в 1980-1986 гг. – первым секретарем Волгодонского горкома КПСС.

С 1986 по 1991 гг. – на ответственной работе в обкоме и облисполкоме.

Почетный гражданин города Волгодонска.

Награды: орден Трудового Красного Знамени, медали «За трудовое отличие», «За доблестный труд».

Умер 4 марта 2005 года. Похоронен в Ростове-на-Дону.

Имя Александра Тягливого неразрывно связано со временем бурного десятилетия роста Волгодонска. Это, скорее, даже не время, а эпоха. Результаты воплощенных идей той поры дают полное основание считать его настоящим созидателем и выдающимся руководителем. Он отдавал всего себя работе, окружающим людям, поставленным целям. Заслуженный строитель Виктор Стадников характеризует все это одним словом – «горел». Еще при жизни он стал почетным гражданином города, а после смерти благодарные волгодонцы приложили все усилия, чтобы увековечить его имя в названии живописного уголка в старой части города, переименовав участок улицы 50 лет ВЛКСМ в бульвар Тягливого. На пересечении бульвара с улицей Ленина в 2006 году появился бюст Александра Егоровича работы скульптора Василия Полякова, к слову сказать, также много сделавшего в эстетическом преображении Волгодонска и в свое время привлеченного в город Тягливым.

Предтеча всем поступкам человеческим и характеру – семья. Кто они, Тягливые? Крестьянская семья, многодетная, крепкая по духу и нравственности, закаленная невзгодами и военным лихолетьем. Четверо братьев и четыре сестры шли по жизни, подставляя друг другу плечи и помогая младшим, осознавая личную моральную ответственность перед памятью рано ушедшей матери.

Второй семьей стал для него армейский коллектив, а нелегкая служба – еще одним испытанием на прочность. И здесь проявились лучшие качества Александра, в те годы только лучшие солдаты срочной службы могли стать в армии коммунистами, и он им стал.

В трудовой биографии Тягливого прослеживается три мощных временных пласта: таганрогский, волгодонский, ростовский. В первом он сформировался как профессионал, руководитель, личность. Карьера была стремительной, хотя Александр Егорович не был карьеристом. Талант управленца заключался просто в том, что он «пахал как проклятый». Не искал троп к партийной номенклатурной лестнице – на высокие должности выбирали самых ответственных. Даже комсомольским лидером стал на неосвобожденной основе. Создал бригаду и вывел ее в число лучших. Через несколько лет, после окончания строительного института и последовательного прохождения работы прорабом, начальником участка и заместителем начальника управления, Тягливому доверили отстающую по показателям строительную организацию, и он ее сделал передовой. Последний факт не мог не приковать к нему внимание, ведь он еще и привез в Таганрог переходящее знамя ЦК и Совмина СССР! И вполне логично, что Тягливому в этих условиях доверили кресло председателя одного из таганрогских райкомов. На этом посту Александр Егорович привлек к себе внимание уже областного партийного руководства, оценившего и трудоспособность, и сметку молодого управленца. Такие и нужны были на Всесоюзной ударной стройке в Волгодонске. Пройдя недолгое испытание другой великой стройкой в Набережных Челнах, на строительстве Камского автомобильного завода, Тягливый по воле партии оказался в Волгодонске.

Первая должность – секретарь парткома только что сформированного треста-гиганта «Волгодонскэнергострой». В обиходе эту должность называли не иначе как секретарь парткома стройки. Через три года он стал председателем горисполкома. За четверть века до этого момента на этой же земле кипела другая стройка, требовавшая значительных трудовых ресурсов – Волго-Дон. Но принцип комплектования кадрами был другой. Здесь же мало было привлечь специалистов, требовалось их простимулировать так, чтобы удержать и не потерять.

Специалисты, рабочие прибывали стремительным потоком. Всех надо было обустроить, создать им условия для работы.

Из книги «Тягливый Александр Егорович»:

«… дела разворачивались шире и шире. К 36 тысячам волгодонцев прибавлялось ежегодно на протяжении пяти лет по 20 тысяч приезжих. В соседнем Цимлянске было 18 тысяч населения; значит, Волгодонск прирастал ежегодно еще на один Цимлянск. И каждому надо место для ночлега, стул в столовой, кружку-ложку, обеспечить какой-то досуг, накормить, обучить…

И еще момент. Чтобы на стройке осело 20 тысяч человек, «просеять» надо было их тысяч 40. Случайных, залетных было не меньше, чем потенциальных строителей».

В перспективе Волгодонск планировался как город-полумиллионник. Новыми градообразующими предприятиями должны были стать Атоммаш, атомная станция, «Энергомаш». Промышленное строительство шло стремительно. Благодаря Министерству обороны в Волгодонске пустил корни радиозавод – новое технологичное и многообещающее производство. Однако здесь были свои издержки: отвлечение ресурсов на новое предприятие сорвало намеченные планы в отношении Атоммаша и АЭС.

В Волгодонске решалась срочная стратегическая задача вывода генерации электроэнергии на более высокий уровень, так как промышленный рост истощал и надрывал энергетический потенциал региона. Государство и партия ставили сверхзадачи, выполнять которые было нелегко, но так же нелегко было и создавать город будущего, комфортный и красивый. Здесь необходимо присутствие творческого начала, любви к своему городу, «живого ума».

Из воспоминаний Виктора Стадникова:

«Наше знакомство с Тягливым состоялось на строительной площадке мясокомбината. Этот объект возводил минсельстрой, ему отдавали особое внимание, ведь впоследствии он должен был обеспечивать соседние области, края и республики Северного Кавказа. Традиционные планерки раз в месяц обязательно проводил председатель облисполкома Иваницкий, я отчитывался за сделанное по плану. При обходе стройплощадки ко мне подошел молодой подтянутый человек с пышной шевелюрой, представился – Тягливый Александр Егорович. Мы стали беседовать. По терминологии, по интересу к организации работы я сразу понял, что он из наших, из строителей – не партиец чистой воды. Чувствовалось, что прошел школу стройки сполна. Приезжал Тягливый на объект еще неоднократно, а в 1977 году мне предложили, думаю, не без его участия, возглавить СМУ-10 – это было главное предприятие по строительству первого корпуса Атоммаша. Контроль за ходом строительства был жесткий – на уровне политбюро и двух отраслевых министерств. В девять часов вечера начинались планерки, штабы… Это дало возможность ближе сойтись с Александром Егоровичем. Он вскоре принял непосредственное участие в моей судьбе. В то время было много строителей с Набережных Челнов, с КамАЗа. Некоторые специалисты с той знаменитой стройки вели себя немного с гонором, а к нам, немногочисленным местным строителям, иногда возникало с их стороны пренебрежительное отношение. Залихватские лозунги о сокращении сроков строительства иногда шли вразрез со здравым смыслом, точнее, с технологией строительства. Так сложилась в руководстве организации напряженная ситуация. Стало ясно, что кого-то надо было убирать. В конфликт вмешался Тягливый, но рубить сплеча не стал, большинство не поддержал, а решил разобраться в ситуации досконально. В результате главного инженера перевели в другое управление, а меня оставили на месте, при этом еще и одного начальника участка удалось повысить – провести на освободившуюся должность. Вообще-то мы с ним одного года, оба по гороскопу Львы, поэтому, наверное, и духовное родство было, производственные разговоры иногда перетекали в просто человеческие беседы.

Была у него сумасшедшая цепкость. Проявил настойчивость – и дали ему сверху «добро» сделать город красивым. Задумал оазисы в Волгодонске создавать – и начал целенаправленно воплощать. Так появились у нас профессиональные скверы. Хоть и облагораживался город методом «народной стройки», спрос с руководителей был такой же, как и на других важных объектах. А создание парка Победы – это вообще отдельная эпопея.

В 80-м году со всей неприглядной очевидностью обнажилась проблема дисбаланса между промышленностью и соцкультбытом. Индустрия выросла, население увеличилось, а школы, больницы, учреждения культуры – на прежнем уровне. Именно тогда для устранения перекосов и создали специальное строительное подразделение «Гражданстрой». Я специализировался на промышленном строительстве, а меня направили руководить этим предприятием. Я засомневался и обратился к Тягливому с предложением пересмотреть мою кандидатуру. Но он был неумолим, объяснил, что мне надо расти: освоил промышленное строительство, теперь надо и за гражданское браться, словом, надо пробовать себя везде, только так можно добиться повышения уровня профессионализма. В общем, воодушевил. И ведь, действительно, сколько всего построили! Школа № 19-20, кинотеатр «Комсомолец», ДК имени Курчатова, горбольница №3 – это не просто объекты, а комплексы объектов. А когда они строились, мы особенно часто встречались. Бывало так: позвонит, коротко объяснит, что надо стройплощадку объехать, без шума, без «свиты». Уже на месте попросит рассказать подробней о ходе работ, о проблемах. Часто приходилось просить у него помощь людьми. Все эти объекты были приурочены к какому-нибудь сроку, из-за этого и была «напряженка». Понятно, например, школы – накануне 1 сентября аврал; а другие объекты – к праздникам. Торговый центр – к открытию ХХV съезда КПСС. Тягливый был его делегатом, а мы переживали, что не могли телеграммой ему своевременно отрапортовать о сдаче – акт госкомиссия не подписывала из-за сбоя работы сигнализации. Но в последний момент все-таки успели.

Тягливый вникал во все подробно, не было в его стиле поверхностного скольжения. Был дотошным, но ни в коем разе не занудливым. Он понимал, что не ошибается в работе тот, кто не работает. Спокойно относился к тому, что в ДК им. Курчатова вначале было шесть тысяч замечаний – вентиляция, канализация, водо- и теплоснабжение, отделка и т.п., но на штабах отслеживал четко ситуацию по их устранению. Триста, пятьсот позиций закрыли, через некоторое время – еще пару сотен, и так до полной готовности здания.

Был у него дар убеждения. Вышестоящее руководство пошло навстречу и разрешило в Волгодонске создать троллейбусное управление, а ведь город по численности населения не дотягивал до такого решения. Но он это продвинул, сыграв на значимости Волгодонска для всей страны.

Оригинальные идеи из него сыпались, как из рога изобилия. Это его идея была, чтобы в каждом детсаду и школе были бассейны, а в городе – больше фонтанов, поощрял строительство баз отдыха, но при этом зорко следил, чтобы не вырастали в дачных массивах «дворцы» начальников. По-товарищески советовал им разобрать, пока гром не грянул.

Олег Струков был начальником комсомольского штаба на строительстве парка Победы:

«Меня направил на этот участок первый секретарь горкома комсомола Геннадий Олейников. У меня был комсомольский штаб, а всеобщий возглавлял лично Тягливый. На входе со стороны гостиницы «Волгодонск» стоял желтый вагончик, где проводились ежедневные совещания. Александр Егорович раньше всех успевал сам обойти стройку в резиновых сапогах и, как правило, уже был в курсе всего. Записывать, кому какие поручения дал, было не в его правилах. Он предпочитал устные поручения, но ничего не забывал и спрашивал по ним строго. Некоторые сейчас думают, что на все это выделялись огромные деньги. Да, финансирование Атоммашем, химзаводом и некоторыми другими организациями было, но не столь значительное, поэтому Тягливый спрашивал за каждый потраченный рубль. Помню, как влетело одному руководителю, который из Армении привез базальтовый поребрик. Александр Егорович сказал, что на эти деньги можно было заасфальтировать весь парк, а потом всех попросил удалиться. Для нас это означало, что с глазу на глаз Тягливый устроит такую выволочку, что нам лучше этого не слышать. Да и не любил он прилюдно людей унижать. Многие не верили, что к 9 мая сдадут парк. Еще вечером 8-го были на холме кучи мусора, а утром следующего дня там были цветы. Сумел-таки он мобилизовать и людей, и транспорт, за городом за одну ночь нарезали квадраты с дерном и аккуратно уложили по склонам холма.

Архитектор Тарас Ботяновский предложил Александру Егоровичу план парка с расчерченными дорожками. Тягливый посидел и сказал, что так дело не пойдет. Вначале пусть люди ходят там, где им удобно, а как появятся тропы, сделать на том месте дорожки, но не асфальтовые, а из мелкой фракции, из тырсы.

Был и такой случай. При обходе парка заглянул Тягливый под купол, где фонтан делали, а там рабочие в карты режутся. «Мужики, можно с вами сыграть?», – неожиданно спросил он. Те не знали начальство в лицо и простодушно согласились. По ходу игры рабочие разговорились, незаметно перешли на производственную тему, и прояснилась картина с обеспечением бетоном, а точнее – с систематическим нарушением сроков его привоза. А вообще это было в системе Тягливого – узнавать изнутри, как город живет. Просто он ходил по Волгодонску пешком, как и все простые люди.

Виктор Павленко – парторг строительной организации в 1985 году:

«Парк был разбит на сектора и участки, за которыми закреплялись определенные предприятия и организации. С их руководителями Тягливый встречался по поводу дел в парке не только на совещаниях и штабах. Как только доходило до темы обустройства парка, импульсивный Тягливый загорался еще больше и начинал обсуждать проекты, которые еще можно воплотить на его территории. Его увлекла идея корабля. Наша организация решила это воплотить на практике, договорились с начальником порта Андреем Руновым, что тот подыщет старую посудину. И тот сдержал свое слово. Потом только мы поняли, как погорячились, когда намучились с транспортировкой и установкой, но все же после были довольны и горды выполненным поручением, ведь кораблик преобразил детский городок в парке».

Но парк – это лишь один элемент в системе воззрений Тягливого на стратегию развития города. Концептуально именно он разработал систему микрорайонов Волгодонска и вдохнул в нее жизнь.

Из книги «Тягливый Александр Егорович»:

«… и родилась идея, что город надо строить микрорайонами. Прообразом был собственный родной хутор. Здесь воспитательный процесс исходил не только от отца с матерью. На это работали улица, производство, клуб, соседи, родственники, друзья. На селе, общаясь и зная каждого, все влияют друг на друга и как бы сообща вырабатывают свой собственный авторитет. Поэтому народ там более совестливый, трудолюбивый, дружный. Этот принцип уклада в градостроении и отстаивал Тягливый в Волгодонске, на него с проектировщиками, архитекторами был сориентирован генплан. Вели дело к тому, чтобы сквер, клумба, памятный знак настраивали на благородные чувства, воспитывали…

Когда народ понял, что его вопросы услышаны и решаются, многие выступали с собственными оригинальными инициативами. Важно и другое: в условиях положительной отдачи со стороны власти любой клич, призыв по тому или иному объекту воспринимался с энтузиазмом. Люди понимали: это для них. Поэтому Волгодонск гремел не только успехами в стройиндустрии, но и в благоустройстве города, собственного быта.

«Атоммашевский» этап превратил город в уникальное в своем роде молодежное поселение, где отрабатывались принципы не только комплексного строительства, но и общежития представителей разных народностей, национальностей, сословий…

В 1986 году Тягливый ушел на повышение в Ростов. Работал в обкоме и облисполкоме, пережил смутные годы и развал прежней структуры власти. Ничего уже от него и таких же преданных делу созидания людей не зависело – революции совершают в столицах. Воспрял он духом и почувствовал себя нужным обществу, когда его пригласили на работу в системе минатома. Александр Егорович вновь оказался связан с Волгодонском, где решили все же продолжить строительство атомной станции.

Газета «Волгодонская правда от 04.09.2010 г.



Оставьте свой комментарий